В новом цикле подкастов ТАЛКА публикует беседу с кинокритиком Вадимом Агаповым об истории Огрского андерграунда 90ых и его героях.

the Most Dangerous Parties


Mузыкa звучавшая на вечеринках в Огре, которую Вадим Агапов отобрал для плейлиста.


Почти два года назад фотограф Хенрик Дункер (Henrik Duncker) снимал для «Талки» серию Dāvanas pēc protokola. У нас были идеальные условия в Сейме и Кабинете министров. А вот Дворец Президента был на ремонте, и нам предложили привезти какую-то часть дипломатических подарков в Дом Черноголовых, где расположилась временная Канцeлярия Президента. Мы попросили ограничиться небольшими предметами, выездная студия Хенрика не вместила бы ковров, народных костюмов или, например, верблюда (помните историю верблюда из Мали?).

Обмен дипломатическими подарками сейчас подчинены строгому протоколу. Ограничена стоимость подарка, оговариваются обстоятельства подношения. И несмотря на то, что эти подарки обладают некой оценочной стоимостью (каждый подарок описывается и оценивается, для того, чтобы чиновник, получивший подарок, мог его выкупить по окончании срока службы) их первое значение - знак. После своего "знакового ритуала" подарки (чаще всего традиционные предметы ремесленников) скапливаются в шкафах государственных заведений. Некоторые, теряют кодовые бирки и становятся неизвестными предметами, подаренными неизвестно кому и неизвестно кем. Мы попросили хранителя подарков президента Сармите рассказать об одном наиболее интересном подарке.

Sarmīte Fogele Latvijas Valsts prezidenta kancelejas Fondu glabātāja par prezidentu dāvanam.

Детектив Мун, глава американского сыскного агентства «Мун и Дейли» - герой серии детективов Анатоля Имерманиса: Спутник бросает тень (1965), Самолёты падают в океан (1968), Призраки отеля «Голливуд» (1970) и Гамбургский оракул (1975). В советское время детективы этой серии пользовались огромной популярностью, например, даже повторное издание Призраков отеля «Голливуд» на латышском языке было выпущено тиражом 30 000 экземпляров.

Вместе со своим помощником Дейли Мун расследует громкие дела. Фантасмагорическое описание «дикого Запада», витрин, рекламных шествий, телевизионных новостей оставляет, однако, в тени саму фигуру детектива. Так, мы не нашли описания ни его внешности, ни его привычек, ни его отличительных черт характера. Известно только, что он курит трубку, как сам автор романов Иммерманис.

Мы попросили режиссёра Мартиньша Граудса провести кастинг на роль частного сыщика Муна и так, возможно, найти облик этого персонажа.

Кастинг. Bruno BirmanisKastings detektīva Mūna lomai. Režisors: Mārtiņš Grauds.
Кастинг. Игорь Радченко.Кастинг на роль детектива Муна. Режиссёр: Мартиньш Граудс.
Кастинг. Ināra Sucka.Kastings detektīva Mūna lomai. Režisors: Mārtiņš Grauds.
Кастинг. Дмитрий Ранцев.Кастинг на роль детектива Муна. Режиссёр: Мартиньш Граудс.

Создатель монадологии Лейбниц (его систему видения мира куратор выставки «Орнаментализм. Современное искусство Латвии. Премия Пурвитиса» Виктор Мизиано взял за отправную точку) был увлечен идеей универсального языка. В своем трактате «Новые опыты о человеческом разуме» (часть «О словах») он указывал на несовершенство слов, на их многозначность, расплывчатость и неточность. Он считал, что несовершенство языков часто становится причиной споров и что для передачи мысли нужен точный универсальный язык. Лейбниц использовал математику.

Участвовать в выставке Мизиано пригласил поэтов. Поэтов «Орбиты». Они сослались на Джонатана Свифта и его Лапуту и создали два визуальных сонета, с легкостью лишив универсальность точности и выведя смысл общения за рамки передачи мысли.

Размышления об универсальном языке. Mēs esam dzejnieki.Сергей Тимофеев и Владимир Светлов комментируют работу Орбиты «Два сонета из Лапуты» на открытии выставки «Орнаментализм. Современное искусство Латвии. Премия Пурвитиса» в Венеции.
Two sonets from Laputa. Ornamentalism. The Purvītis Prize. Latvian Contemporary ArtРабота Орбиты «Два сонета из Лапуты» на выставке «Орнаментализм. Современное искусство Латвии. Премия Пурвитиса» в Венеции.
Текст: Анна Волкова   
Видео: Владимир Светлов  

«Я — художник», утверждает Гунарс Бинде и показывает книги Анатоля Имерманиса, в которых сделал все — от иллюстраций до шрифта на обложке.

Gunārs Binde. Es neesmu fotogrāfs.Gunārs Binde intervijā izdevumam "TALKA".
Fragments.

Для «ТАЛКИ» мы сняли стайлинг «Страницы истории» с отдельными иконическими предметами латвийского дизайна. Например, обогреватель VEF из 70-ых, платье Rīgas Modes из тех же 70-ых или же платье Mareunrol's 2008 года. Наряду со старыми (не устаревшими!) моделями - одежда из последних коллекций.

Дизайнер моды Лена Люмельски (Lena Lumelsky) из Атверпена, но мы просто не смогли отказать себе в удовольствии и лихо включили в наш «латвийский» стайлинг модели из её коллекций лето 2014 и лето 2015. У нас всё-таки была одна зацепка: её коллекции шьются в Риге.

В 2011 году Лена решила основать своё ателье в Риге, когда озадачилась поиском квалифицированных мастеров. Это было после победы в конкурсе Mango Fashion Award в 2010. Тогда с подсказки своего мужа, выходца из Риги, она наняла трёх мастеров. Сейчас в ателье работает 10 мастеров. Одну вещь от начала до конца шьёт 1 мастер (кутюрный подход). Коллекции Lenalumelsky продаются в Dover Street Market и других бутиках в Лондоне, Токио, Нью-Йорке, Лос Анжелесе, Париже. Мы абсолютно заворожены её знанием ремесла и уважением к мастерству. Её вещи самобытны и при этом в них чувствуется яркий дух времени.

Наш короткий разговор состоялся накануне отъезда Лены в Париж с новой коллекцией осень/зима 2015/2016. В разговоре мы ссылаемся на эту её коллекцию и для наглядности ниже публикуем несколько снимков из look-book.

Разговор с Леной Люмельски. К материалу «Страницы истории».Дизайнер моды Лена Люмельски (Lena Lumelsky) рассказывает о бельгийской «пропаганде индивидуализма», о наполненности, о «большой мужской рубашке», о странности в вещах, об ощущениях от галстучного шёлка, о тканях для мужских костюмов, о ценности «манипуляций».

фото: Владимир Светлов

стиль и макияж: Анна Волкова

прическа: Лива Дрешере

модель: Элия (Dandy)

Фотограф Хенрик Дункер (Henrik Duncker), снявший для «Талки» серию Dāvanas pēc protokola (об этой серии подробнее другой раз), продолжает находить загадки и открывать новые миры в казалось бы знакомых предметах. В этот раз в картофеле. Лиепайском картофеле.

Tuberosa

Поэма линий «tushkanchik, will bi in my heart forever!» вызывает много вопросов у наших читателей. Мы хотим уточнить, что этот текст появился в рамках подготовки «Орбитой» проекта «Поэма Чиекуркалнса».

«tushkanchik, will bi in my heart forever!» представляет собой сплошную запись всех граффити, объявлений, вывесок в рижском районе Чиекуркалнс. В 2013 году «Орбита» предприняла две экспедиции по собиранию-фотографированию чиекуркалнских надписей. Этот район был выбран, поскольку он имеет чёткую структуру продольных и поперечных улиц. Добытый во второй экспедиции уличный «фольклор» был использован для интерактивного конструктора «Поэма Чиекуркалнса»: посетители фестиваля «Белая ночь» могли написать стихотворение из слов, зафиксированных на конкретной улице-строке. А материал первой, который зафиксировал А.З., лёг в основу «Тушканчика». 


Вы заметили, сейчас люди уже не фотографируются за накрытым столом, гордо подняв рюмочку. То, что когда-то было символом благополучия, сейчас принято стыдливо прятать за спиной. Снимки Андрея Строкина и старые снимки, им же найденные, свидетельствуют, по словам автора, о «своеобразном психологическом состоянии» опьянения, а также о «ритуализированном культурном феномене» употребления алкоголя.


Возможности документального свидетельства и проблемы «фокусировки» делают тему употребления алкоголя крайне фотографической :).

Dzert vai nedzertВ преддверии открытия выставки Андрея Строкина Traucējumi un šķēršļi авторы «Талки» вместе с Андреем размышляют о воздействии алкоголя.